Завтра в Одессе простятся с известным нейрохирургом. 43-летний Владислав Комаров, имея, успешную медицинскую практику, добровольно отправился на фронт, чтобы спасать бойцов АТО.

В ночь на 17 января доктор погиб в автокатастрофе. Поздним вечером накануне аварии Владислава Викторовича вызвали в областную больницу, где он работал. Доктора ждал пациент, которому предстояла сложная операция. Однако по дороге на своем авто «Subaru» Комаров потерял контроль над управлением. Он съехал с проезжей части и врезался в дерево. Свидетели позвонили в «скорую», но спасти пострадавшего не удалось, он скончался, не доехав до больницы.

Друзья и знакомые Комарова не могут прийти в себя от шока.

— Украина потеряла нейрохирурга с золотыми руками, — рассказывает один из пациентов Сергей Котляренко. – Пять лет назад он буквально вытащил с того света моего отца. Очень внимательный и отзывчивый врач, всегда находил время, чтобы рассказать, как правильно восстанавливаться после операции.

Друг погибшего, руководитель «Совета гражданской безопасности» Руслан Форостяк говорит, что в разгар военных действий Комаров много времени проводил на передовой. Он регулярно навещал 61-й полевой мобильный госпиталь, где был единственным нейрохирургом. В родную больницу возвращался лишь на пару дней, когда вызывали на сложные операции. Когда не было транспорта, Влад за свой счет отправлялся на восток – порою, даже на перекладных. На его счету — сотни спасенных киборгов.

— Нелепая гримаса судьбы: его не брала пуля и вражеский осколок, а нашла смерть в родном городе, — сокрушается Форостяк.

В коллективе о Владиславе Викторовиче отзываются как о высокообразованном, интеллигентном человеке. Коллеги вспоминают, что он любил почитать зарубежную литературу, хорошо разбирался в искусстве. Постоянно совершенствовался в профессии. Даже в армии находил время, чтобы писать доклады на английском языке.

— На его работах можно писать пособия по военно-полевой хирургии, — считает коллега Комарова, хирург Анатолий Садовник. – Как-то во время очень сложной операции у бойца с осколочными ранениями на голове он решил связаться с гражданскими и военными светилами, чтобы проконсультироваться с ними. Те после нескольких вопросов только развели руками: мол, у тебя, даже нет подходящего инструмента. В общем, светила решили, что случай безнадежный. В итоге после семи часов операции боец был в сознании, о чем наши медики уже написали в своем докладе.

Сам Комаров при жизни рассказывал, что пошел на фронт после того, как увидел по телевизору передачу, где депутаты призывали врачей помочь армии. Дескать, он чувствовал, что должен быть среди добровольцев.

— Я понимал, что там мое место, — говорил Владислав Викторович. – Обидно было видеть рядом с собой в полевом госпитале молодых девчонок, которые попали туда, едва успев окончить медучилище. Хотелось спросить у правительства: неужели в нашей стране больше нет специалистов?